«Документы были ненадежны, но она решила рискнуть». Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

0

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Новости темы

«Проект «Цитадели мужества» БЕЛТА и газеты «7 дней»

О Суражских воротах знал даже Сталин. Кому в годы войны удалось спастись благодаря дороге жизни

«Уникальный случай». Историк рассказал, почему Суражские ворота считают феноменом Великой Отечественной

В годы Великой Отечественной войны жители сотен белорусских городов и сел сражались с врагом, приближая Победу. Особо отличились 36 населенных пунктов, впоследствии награжденных вымпелами «За мужество и стойкость в годы Великой Отечественной войны». Этот знак отличия учрежден 6 октября 2004 года Указом Президента Беларуси Александра Лукашенко к 60-летию освобождения республики от немецко-фашистских захватчиков. За каждой из 36 цитаделей мужества стоит удивительная история храбрости, героизма и веры в одну на всех Победу.

Об этом мы расскажем в нашем новом проекте, посвященном 80-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Девятый в списке — Витебск

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

«Город восстановлению не подлежит» — такой вердикт в сентябре 1944 года вынесла Витебску комиссия Красного Креста. За 1083 дня оккупации северную столицу разрушили более чем на 90%. Было предложено отстроить областной центр на новом месте, но жители, приложив невероятные усилия, смогли возродить его. С таким же упорством они сражались в годы Великой Отечественной. В Витебске действовала огромная сеть подпольных организаций. К сожалению, практически никто из подпольщиков не пережил войну. Когда бойцы Красной армии вошли в город, их встретили всего 118 человек.

Город защищали всем миром

Немецко-фашистское командование придавало захвату Витебска огромное значение, поскольку город открывал путь на Смоленск и Москву. Советские войска как могли сдерживали противника, но силы были не равны.

— Оборонительные бои в Витебске и его окрестностях продолжались с 9 по 11 июля. Основная задача по защите города легла на бойцов 153-й стрелковой и 220-й мотострелковой дивизий. Активное участие принимало и народное ополчение, состоявшее в основном из рабочих фабрик и заводов, молодежи. Были сформированы четыре батальона, куда вошли около двух тысяч человек, — отмечает главный хранитель фондов Витебского областного музея Героя  Советского Союза М. Ф. Шмырева Денис Яковлев.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Жестокие бои шли на территории предприятий и улицах города, ополченцы отчаянно отбивали попытки гитлеровцев переправиться через реку. На рассвете 10 июля вой­ска противника все же форсировали Западную Двину на плотах, хотя ополченцам и удалось уничтожить около двух сотен вражеских солдат. Бои за город продолжались до конца дня. Но в итоге части Красной армии и оставшиеся в живых ополченцы вынуждены были отступить. Так 11 июля 1941 года началась оккупация Витебска, продлившаяся 1083 дня.

Витебск превратился в место казни

С началом оккупации гитлеровцы создали свои органы управления.

— Поскольку Витебск входил в состав тылового района группы армий «Центр», вся власть была сконцентрирована в руках военного руководства. Немцам в связи с нарастанием партизанского движения нужно было охранять свои тыловые части, линии связи, железнодорожные пути, — объясняет Денис Яковлев. — В Витебске и других крупных населенных пунктах сосредоточилось много карательных органов, в том числе служба безопасности (СД), тайная полевая полиция, фельдкомендатура и абвергруппы. Все они были направлены на борьбу с советскими патриотами и проведение политики геноцида.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

В разных частях города устанавливались немецкие наблюдательные посты и посты охраны. Большинство административных зданий и домов были разрушены, а те, что уцелели, приспосабливали под вражеские казармы, штабы и склады. Одним из проявлений «нового порядка» стала организация публичных убийств. Весь город был превращен в место казни. Одна из виселиц находилась возле здания городской ратуши, другая — у Смоленского рынка. Людей вешали не только там, но и на столбах и даже деревьях. Тела не снимали по нескольку недель — в назидание тем, кто решится пойти против оккупантов.

Для местного населения установили налоги, сборы и повинности, за неуплату и невыполнение которых штрафовали или арестовывали. Особенно тяжело было детям и старикам. Чтобы хоть как-то выжить, многие вынуждены были просить милостыню. Известны случаи, когда гитлеровцы использовали детей и подростков для сбора неразорвавшихся снарядов.

Люди даже не замечали, что их едят

Вместе с научным сотрудником Витебского областного краеведческого музея Елизаветой Заблоцкой подходим к зданию духовного училища. Это место в центре города хранит память о самых, пожалуй, страшных событиях Великой Отечественной на Витебщине. С августа 1941-го по декабрь 1943 года здесь располагалась оперативная команда службы безопасности. На верхних этажах вели допросы, а подвалы служили тюремными камерами. Через застенки СД прошли тысячи человек, многие были подпольщиками. Выжить удалось единицам.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Первые подпольные группы в Витебске начали создаваться уже в июле 1941-го. Они совершали диверсии на железной дороге и аэродроме, добывали оружие и медикаменты, вели разведку. К концу года подпольную борьбу в городе осуществляло более 20 групп, в 1942-м — уже 56. Они имели десятки конспиративных квартир и явок в разных районах Витебска. Именно с помощью подпольщиков зимой 1941-1942 годов из лагеря военнопленных под названием Пятый полк совершили побег около трех тысяч узников.

Для усиления партийного руководства подпольем и координации действий патриотов в сентябре 1942-го ЦК КП(б)Б направил в Витебск группу во главе с опытной подпольщицей Верой Хоружей.

— Группа Хоружей через Суражские ворота попала в партизанский отряд Бирюлина, откуда должна была переправиться в Витебск. Но оказалось, что документы на имя Анны Сергеевны Корниловой ненадежны (псевдоним Хоружей состоял из фамилии погибшего мужа и имен детей): данные в ее паспорте были дважды написаны на русском языке, хотя одна из записей требовалась на белорусском. Операция оказалась под угрозой срыва, но Вера решила рискнуть, — отмечает Елизавета Заблоцкая.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Всего за несколько недель Хоружей удалось наладить работу витебского подполья. Благодаря добытым данным советские летчики наносили удары по вражеским казармам и складам боеприпасов, а сами подпольщики совершали диверсии и спасали пленных.

— На Хоружую работало много местных жителей, среди них была и Матрена Оскер. Эта бабушка-инвалид, жившая в районе вокзала, часто торговала на улице. Проходящие мимо гитлеровцы не обращали на нее внимания – и зря! Великолепно владеющая немецким языком, она слушала и запоминала все, о чем те говорили, а после передавала информацию подпольщикам, — рассказывает Елизавета Заблоцкая.

Из Витебска Хоружая успела отправить 12 донесений. Писала о военных объектах, успехах советской авиации, бомбившей город, настроениях оккупантов и патриотизме местных жителей. К сожалению, 13 ноября 1942 года на явочной квартире Вера Захаровна, а также Софья Панкова и еще несколько подпольщиков были схвачены. Все они попали в тюрьму СД.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

— Акустика в здании была отличной, поэтому люди в подвалах слышали крики и стоны тех, кого допрашивали наверху. После пыток их, изувеченных, возвращали в камеры. Запах крови и гниющих тел приманивал грызунов, а обессиленные люди не могли их отогнать. Многие испытывали такую боль, что не замечали, как их едят. Когда пленников выводили из камер, у них часто не было пальцев рук и ног, а на щеках и носах виднелись следы укусов, – рассказывает Елизавета Заблоцкая, приглашая пройти в камеру, где провела свои последние дни знаменитая подпольщица. В сыром холодном помещении можно различить надписи на стенах — имена, фамилии, даты смерти…

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Последней, кто видел Веру Хоружую живой, была витебчанка Анна Киташева. Ей самой чудом удалось выбраться из тюрьмы СД. Вот что она рассказывала о своем пребывании в камере: «Когда глаза привыкли к темноте, увидела людей. Было их человек 20-25. Все они после допросов были страшно избиты… Когда принесли тюремную баланду, в камере вспыхнула тусклая лампочка. Есть эту пищу я не могла. Зато рассматривала товарищей по несчастью. Мое внимание привлекла очень худая женщина средних лет с тонкой шеей, одетая в темную юбку и желтую кофту, которую все называли Анной. Выглядела она ужасно. Все тело и ноги были в синяках и ссадинах, лицо опухло от побоев. Лежала Анна без движения и тихо стонала, часто просила пить. За ней ухаживала женщина постарше, одетая во все темное, с черными короткими волосами… Рано утром 4 декабря 1942 года двери камеры с шумом открылись, и мы увидели жандармов с собаками. Они начали по спискам вызывать людей. Вскоре камера опустела, в ней осталась только я одна. После этого стало еще страшнее».

О том, что описанными женщинами были Вера Хоружая и Софья Панкова, Анна Киташева узнала лишь после войны, когда увидела их фотографии.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

— Пленниками этой тюрьмы стала и семья Кимстач. Николая, который был связистом и работал с лепельскими партизанами, схватили вместе с женой Верой и трехлетним сыном Анатолием. Женщину жестоко пытали на глазах мужа и ребенка: вырезали мышцы рук, щек и груди, отрезали язык. Только когда она умерла, Анатолия привели в камеру, а его отца продолжили пытать, после чего расстреляли. Мальчик выжил чудом, – рассказывает Елизавета Заблоцкая.

Еще один известный витебский подпольщик — Радимир Махнов. Будучи санитарным врачом, он посещал лагеря военнопленных, находил офицеров Красной армии и под видом тифозных больных размещал их в больницах. А после, сообщив об их смерти, направлял к партизанам. Но и в его окружении нашлись предатели. Радимир Махнов был повешен. В ту же неделю погиб и его брат-двойняшка — Гавриил был убит под Москвой.

Подполье продолжало активно действовать и после уничтожения группы Хоружей. Начиная с февраля 1943-го гитлеровцы стали внедрять в группы провокаторов. В апреле — мае были арестованы 72 подпольщика, в ноябре — еще более 60 человек. Более половины из них были расстреляны. С осени подпольные группы стали покидать город и вливаться в партизанские отряды. Всего в городе и пригороде в период оккупации действовало 66 подпольных групп, объединявших около 1500 человек.

Голод, страх и ежедневные расстрелы

В годы оккупации в Витебске было несколько лагерей смерти. Самый крупный в городе и второй по величине в Беларуси располагался на территории бывшего 5-го железнодорожного полка (конец современной ул. Титова). Создан в 1941 году как лагерь для военнопленных, сюда поместили до 40 тысяч человек. Каждый день из-за болезней и голода умирало около 150 человек, еще примерно 200 расстреливали. К 1943 году почти все военнопленные были уничтожены.

Когда Красная армия начала освобождать первые районы Витебской области, в лагерь поместили до 20 тысяч человек местного населения, к марту-апрелю 1944-го туда вывезли практически всех оставшихся горожан. С территории Пятого полка их отправили на передовую – в лагерь 8-тысячников в Марьяново Лиозненского района. Всего в лагере Пятый полк за годы оккупации было уничтожено более 100 тысяч человек (по другим данным, эта цифра приближается к 120 тысячам).

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

С июля по октябрь 1941-го квартал в районе нынешних улиц Кирова, Ильинского, Энгельса и Комсомольской занимало гетто, в котором содержалось и погибло около 20 тысяч человек. К концу 1941-го года в Витебске официально не проживал ни один еврей.

В здании зеркальной фабрики по ул. Задунавской (начало современного проспекта Фрунзе) в 1941 году был создан рабочий лагерь, просуществовавший до 1944-го. Заключенные трудились здесь по 11 часов, разгружая вагоны, ремонтируя дороги, разбирая разрушенные здания. А в лагерь Архиерейская дача, созданный в 1941 году в поселке Лучёса, помещались преимущественно командиры и политработники Красной армии, армейские и партизанские разведчики. Условия содержания здесь были особенно жестокими. Заключенных практически не кормили, почти ежедневно расстреливали.

В мае 1944 года недалеко от станции Крынки гитлеровцы поместили под открытым небом свыше 12 тысяч человек, вывезенных из лагеря Пятый полк. Использовали узников в качестве живого заслона при отступлении. В лагере погибло 4 тысячи человек, остальные 8 тысяч были освобождены Красной армией.


Удерживать до последнего человека

Придавая большое военное значение Витебску, Гитлер объявил его крепостью и приказал удерживать до последнего человека. Город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков лишь 26 июня 1944 года в ходе операции «Багратион».

Страшную картину наблюдали воины Красной армии, занявшие город в этот день. Разрушения, пожары, практически полное отсутствие жителей. В довоенном 180-тысячном городе солдат встретили всего 118 уцелевших.

В первые послевоенные годы жителям пришлось практически с нуля отстраивать Витебск. В одной из однокомнатных квартир, по воспоминаниям жителей, размещалось сразу 20 человек! Многие жили в шалашах и подвалах, нескольким семьям пришлось устроиться в здании городской ратуши. 

Одна из улиц Витебска названа в честь сразу пяти человек: Марфы Калиновны Свечкиной (Блохиной), ее братьев Ивана и Анатолия и их жен Ольги и Александры. Все они были участниками Витебского патриотического подполья. Дом Свечкиных служил не только хранилищем медикаментов и боеприпасов, но и базой для партизанских связных.

Экспозиция «Памяти патриотов Витебщины 1941 — 1945» уникальна. Это единственное место на постсоветском пространстве, которое действительно служило тюрьмой СД и где впоследствии был открыт музей. По неполным данным, только за период с 18 июля по 18 декабря 1942 года через застенки СД прошло 3026 человек. 


Их именами названы улицы

Ул. Хоружей

Партизанская активистка, связная между Центральным Комитетом КП Белоруссии и командованием фронта. В 1942 году во главе группы подпольщиков была переброшена через линию фронта в Витебск. Ее группа провела много диверсий на железной дороге, заводах, собирала разведданные для командования советских вой­ск. Фашисты принимали все меры к поимке подпольщиков. В ноябре 1942 года гитлеровцы напали на след группы, Вера Хоружая вместе с боевыми товарищами была схвачена и казнена. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно 17 мая 1960 года. Ее имя носит одна из улиц Витебска, а также других городов Беларуси.

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Ул. Белохвостикова

Одной из первых в Витебске начала действовать подпольная группа, созданная в июле 1941-го Александром Белохвостиковым. В 1943 году он открыл жестяную мастерскую, которая стала своеобразной штаб-квартирой подпольщиков. Члены группы добывали взрывчатку, оружие, медикаменты, вели разведку, спасли и переправили в партизаны более 50 советских военнопленных, подавали сигналы ракетами во время налетов на город советской авиации. 5 мая 1943 года Белохвостиков был арестован и после пыток расстрелян. Его именем в Витебске названа улица, на которой жил подпольщик.

Ул. Сметанина

"Документы были ненадежны, но она решила рискнуть". Чем Вера Хоружая занималась в оккупированном Витебске

Заместитель командира 48-го гвардейского стрелкового полка, гвардии подполковник Сметанин Владимир. 25 июня 1944 года полк под командованием Сметанина, достигнув Западной Двины, прорвал вражескую оборону и в районе деревни Рудаки замкнул кольцо окружения Витебской группировки противника. В ходе боев Сметанин был ранен и захвачен в плен. На следующий день советские войска выбили противника из занятых накануне позиций и нашли тело подполковника Сметанина со следами пыток. 24 марта 1945 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его имя носит одна из улиц областного центра.

*Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента


Юлия ГАВРИЛЕНКО, фото — Александра ХИТРОВА и автора
Источник: www.belta.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.